Добро пожаловать в Мир Майкла Джексона, Гость!    Регистрация  Или выполнить  Вход       

Интервью с Джеральдиной Хьюз

Интервью с Джеральдиной Хьюз

#1  Сообщение TMJ » 21 апр 2012, 10:12

ИзображениеИзображение

Часть 1.
Свидетель вымогательства

Эксклюзивное и исчерпывающее интервью с автором Джералдиной Хьюс (Geraldine Hughes). Она поделится правдой, которая стояла за обвинениями против Майкла Джексона в 1993 году.

Джеральдин Хьюс - бывший секретарь Барри Ротмэна (Barry Rothman), который являлся адвокатом Эвана Чэндлера (Evan Chandler) во время обвинений 1993-го года против Майкла Джексона. В настоящее время, Джеральдин является писателем и миссионером. Это интервью должен прочесть каждый. Особенно тот, кто всегда задавался вопросом, что стояло за обвинениями 1993-го года против Майкла Джексона.

Если вы когда-нибудь интересовались, зачем Майкл Джексон заплатил отступные отцу своего обвинителя, если он был невиновен? Что же на самом деле произошло? Это интервью для вас!

DK: Дэбора Кунеш (Deborah Kunesh)
GH: Джеральдин Хьюс (Geraldine Hughes)

DK: Вы являлись законным секретарем отца обвинителя во время судебного процесса 1993-го года?
GH: Верно
DK:Как вы стали на него работать? Как долго вы уже на него работали к тому времени?
GH: На самом деле не очень долго. Я успела поработать на него где-то 8 месяцев, и всего 2 месяца до предъявления обвинений.
DK: Барри Ротман имел не самую лучшую репутацию жадного человека?
GH: Назвать его скупым было бы комплиментом . Он действительно ужасно себя вел и в целом был отвратительным человеком . Одно его присутствие, то, как он относится к людям. У него действительно был плохой характер.

Отрывок из книги Джеральдин Хьюс "Redemption"
«Мое лучшее описание первой встречи с Ротманом - реальное столкновение с реальным демоном прямо из ада..... Ротман управлял своим офисом как концентрационным лагерем. Его цель заключалась в том, чтобы причинять боль, оскорблять и указывать вам на ваше ничтожное положение, чтобы таким образом он чувствовал себя более важным. По его точке зрения существовало только два класса людей, боссы и служащих. Даже его поверенные подпадали под классификацию служащего, потому что он не относился к ним по-другому. Он отчитывал, и оскорблял их публично точно так же как и остальных в конторе. Мы все были унижены.»

Отрывок из книги Джеральдин Хьюс "Redemption"

"Согласно статье, написанной Мэри Фишер для GQ в 1994, "у Ротмана репутация жесткого человека." Его считали профессиональным бездельником, который никого не платит. Профессионально, он получил повторенное дисциплинарное взыскание от адвокатуры штата. "


DK: Как скоро вы заметили это, когда начали с ним работать?
GH:Я обнаружила это незамедлительно. У нас был секретарь, а ему(Барри) как будто бы был необходим кто-то, кого можно было бы ежедневно подкалывать и он делал это каждый день. Меня он не трогал, потому что не мог позволить мне просто встать и уволиться. Он не мог потерять еще одного секретаря.
DK: Должно быль это довольно сложно работать на такого человека?
GH: Мы стали друзьями со второй секретаршей, поэтому одной и причин, почему я оставалась там было мое желание хоть немного подбодрить ее. При нормальных обстоятельствах я бы сразу же сбежала оттуда.
DK: Хорошо что вы не подумали тогда об этом, иначе вы не стали бы свидетелем последующих событий. Вы фактически стали свидетелем вымогательства? Что Вы видели и слышали?
GH: Итак, они начали вести переговоры. Когда я говорю они, я имею ввиду Чандлера, Эвана Чандоера и Барри Ротмана, который представлял его. Они начали вести переговоры с представителем Майкла Энтони Пелликэно (Anthony Pellicano), который был частным сыщиком. Они пошли к нему, он (Эван Чэндлер) хотел, чтобы Майкл профинансировал кино за $20 миллионов. Он хотел сделать еще один фильм и нуждался в деньгах. Таким образом, он сначала пошел к команде Майкла, ничего не говоря о том, что он видел будто Майкл совращает его ребенка. Он пошел к нему с просьбой о 20-ти миллионах на сделку. Гипотетически, у него было письмо от психиатра, в котором говорилось "мой сын проводит время с этим парнем, и они вместе ночуют. Что вы думаете? Считаете ли вы что что-то не так?" Психиатр отослал письмо назад со словами о том, он не может сказать ничего окончательно, пока не поговорит с ребенком, "только после возможного разговора можно было бы проявлять беспокойство в непристойном поведении". Вот так все было. Эван Чандлер взял это «гипотетическое» письмо, которое он получил от доктора после изложения гипотетического вопроса и использовал это письмо, как способ давление при переговорах с командой Майкла, если вдруг Майкл не захочет платить. Тогда он собирался использовать это письмо, чтобы уговорить его.
DK: Верите ли вы в то, что Эван Чандлер дал своему сыну сыворотку правды и затем Джоди Чандлер признал факт домогательства?
GH: нет, я думаю, что это их версия того, как все открылось. Я действительно верю, что все это было подготовлено и запланировано, и его заставили произнести эти слова, потому что я фактически была свидетелем того, как 13-летний парень скрывался в офисе своего адвоката без родителей. Никто не знал, что он находился там. Вместе с моим начальником они в течении нескольких часов находились за закрытыми дверями. Я отчасти полагаю, именно там ему объяснили, что надо говорить. Я не могу сказать, что я фактически засвидетельствовал то, что ему сказали, что именно надо будет говорить, но я действительно была свидетелем встречи между моим поверенным и 13-летним обвинителем в течение нескольких часов. Фактически это была встреча, о которой никто не должен был знать и единственная причина, по которая я узнала о ней заключается в том, что я уже находилась по пути домой. А нам запрещалось под угрозой смерти входить в его офис без стука или без предупреждения. Я очень рисковала. Я приоткрыла дверь, и когда она отворилась, я увидела мальчика. Я была потрясена. Мы даже не знали, что он там, он был испуган. Ротман наорал на меня, за то, что я вошла без стука.
DK: Чат Soul Patrol.com. Вы обсуждали там теорию сыворотки правды, и то, что вы были единственной, кто увидел, что происходит что-то неладное. И под этим вы имели ввиду, что вы стали свидетелем подготовки процесса задолго до того, как их план начал осуществляться?
GH: Я говорила о том, как все было запланировано. Даже план был запланирован. Каждый шаг был продуман. В одно разговоре отец сказал: "Мы продвигаемся согласно плану." Он сказал, что это не был его план, но он сказал, что "Мы двигаемся согласно плану. Он не мой, но я нанял кого-то по-настоящего скупого, мерзкого человека, который сможет пойти против Майкла. Он уже ждет моего звонка." Главной целью являлось сделать так, чтобы все выглядело не так, как было на самом деле.. Они провернули все так, будто бы они только что отвели мальчика к психиатру и только от него они получили информацию. Затем я узнала про сыворотку правды. Получилось, что в начале они говорили, что психиатр единственный, у кого была информация, а затем они начали говорить, что отец ввел ему сыворотку. Вот я и думаю, что же это такое в самом деле?!
DK: Когда он говорил, что нанял кого-то, это был Барри Ротман?
GH: Абсолютно верно
DK: Отступные заплатила страховая компания, а не сам Майкл?
GH: Верно. Они заплатили не из-за непрофессионализма, а будучи полностью ответственными . Они заплатили не из-за невнимательности , страховая компания не может так разбрасываться деньгами. Тот факт, что они заплатили отступные, показывает, что он не был виновен. Если бы он был виновником …, это точно так же как, если Вы попадаете в автомобильную катастрофу. Если бы Вы были виновной стороной, они бы не заплатили. По крайней мере Вы ничего не поимели бы с этого. У Вас есть страховка, чтобы покрыть другого человека. Но Вы не можете требовать выплату со страховой компании, основываясь на вашей же неаккуратности.
DK: Что именно значит, что они платили по обязательствам?
GH: Это как если бы вы пошли прогуляться. Вы сказали, что поскользнулись и упали, затем вы пошли к доктору. Теперь, мы точно не знаем как было на самом деле, не знаем, сделали ли Вы действительно это или нет, но остаются обязательства перед доктором, ответственность. Так, как если бы вы ссылались на то, что вы создали такую недоказуемую ситуацию и поэтому они все оплатят. Вы собираетесь обратиться в суд, чтобы доказать ее. А страховая компания такая: смотрите, чем оплачивать судебные издержки, лучше мы договоримся об урегулировании, основываясь на нашей ответственности. Это не становится доказанным, пока Вы не обращаетесь в суд. Но они не хотят платить за обращение в суд. Они только говорят: "хорошо, смотрите, Вы создали ситуацию, Вы предъявили претензию, давайте уладим эту вещь, давайте проведем переговоры относительно суммы урегулирования. Мы не говорим правильно это или неправильные, хорошо или плохо, мы только хотим избавиться от этого."
DK: Спасибо что объяснили. Теперь я вижу в этом смысл.
GH: Урегулирование - самый желательный способ разрешения споров. Суд потребует принудительных переговоров по поводу урегулирования. Они объявят вам дату заседания, но перед этим, они удостоверяются, что эти стороны объединились и ведут переговоры, пробуют договориться и все уладить, пытаются не доводить ситуацию до суда. Это принудительно и абсолютно. У них не так много судей. У них недостаточно людей, чтобы заниматься каждым спором или работать над каждым заявлением, с которыми стучатся в их дверь. Таким образом, они и улаживают это. Если они не могут уладить это, они будут принудительно отправлять вас в арбитраж, делать что угодно, лишь бы не доводить дело до суда.
DK: А вы обращались со своей информацией к следователю в 1993-м году?
GH: Да, к Антонио Пелликано (Anthony Pellicano). Он являлся частным сыщиком Майкла Джексона.
DK: Когда вы поняли что действительно происходит, вы обратились к Господину Пелликано?
GH: Да. Это было в самом начале. Я думаю, что я встретилась с Пелликано не позднее, чем через 2 недели после того, как началась вся эта история с предъявлением обвинений в совращении малолетних.
DK: Вы были свидетелем того, как Джорди Чандлер приходил в ваш офис и затем та запись разговора и т.д. Знаете ли вы, насколько быстро после этого против Майкла были выдвинуты обвинения?
GH: Они выдвинули обвинения против Майкла в тот день, когда состоялось повторное слушание. Прошел такой слух, что отец отнял мальчика у мамы и взял опеку над ним на себя. И это в то время, когда я считала, что у них все идет по плану, я увидела, что он ведет переговоры с Майклом в офисе. И в это время мальчик находится под его опекой. Все это происходила без одобрения и разрешения матери, потому что предполагалось, что он должен вернуть мальчика матери. Таким образом мать незамедлительно подала заявление OSC (Заказ Показать Причину)в суд. Мы назвали это повторное слушание по поводу опекунства, отказа в опекунстве. Повторное означает, что вы обязаны показаться в суде уже на следующий день. У вас только один день на замечания. Настоящий факт против Чандлера заключается в том, что они пошли в суд, предстали перед судьей, не упоминая, что ребенок подвергся домогательству. Они вели переговоры с Майклом в течение месяца, пытаясь вытащить деньги из него, угрожая использовать обвинения, как рычаги давления, но затем они пошли в суд до того, как состоялся суд по поводу опекунства. Они и двух слов не сказали судье по поводу подозрений о состоянии мальчика, о том, что он подвергся насилию. Они ничего не сказали по поводу своих подозрений в этом ключе. Судья постановил вернуть опеку над Джорди матери. А в это время я была в офисе и думала: « Боже, что они теперь придумают?» Я думала «Ха, она победила». Они должны были вернуть мальчика. В этот день они выдвинули обвинения в растлении. В тот самый день, когда обязаны были вернуть мальчика его маме. В тот самый день!
DK: А они упоминали об этом в суде?
GH: Не упоминали. Если бы они так сделали, судья назначил бы расследование. Когда вы думаете об этом, вы понимаете, что это было бы правильно. Если вы проходите через ситуацию по поводу опекунства, именно тогда вы и огласите свои подозрения по поводу состояния своего ребенка. Но когда они пошли в суд, они и пары слов не сказали. Я объяснила это в своей книге. В начале она совершила этот финт с тем слушанием. Этого не было у них в планах. Они не знали, как с этим справиться и у них был только один день, перед тем как пойти в суд. У них не было времени. Они обязаны были явиться в суд и дальнейшая их судьба была на милости суда. И когда они увидели, что суд обязал их вернуть ребенка, они решили продолжить и действовать согласно плану. Без опеки над мальчиком они не могли бы все это провернуть не обращаясь к его матери. Чтобы они не сделали, она бы не позволила им. Он мог довериться маме, а они не хотели этого. С этой точки зрения они не могли позволить, чтобы ребенка вернули под опеку матери. Они уже и так сделали слишком много всего.
DK: Согласно своему плану?
GH:Абсолютно верно. Именно поэтому я и говорю, что сыворотка правды не существует и все это было частью плана. Все было спланировано и прописано заранее. Они даже запланировали то, как эти события будут освещаться. Если он дал ему сыворотку правды и, согласно ему, это - то, как он все узнал, все, что он тогда должен был сделать-это набрать 911. Тот план, по которому они все спланировали, предполагал, что они должны были обратиться к психиатру и ему мальчик рассказал бы все, а он в свою очередь был бы единственным кто сообщит об этом, потому что он является официальным лицом. Он – тот, к кому не должно возникнуть никаких вопросов.
Я печатала письмо отцу, где Ротман говорил ему, как сообщить об этом, используя третье лицо. Я помню, как я печатала короткие письма. Он напечатал ему письмо, в котором он делился некой информацией по поводу растления и того, как эту информацию обнародует психиатр. Таков был план. Так он буквально хотел успокоить его, он присылал ему статьи, газеты. Но я помню, когда я печатала письмо, я сказала: «Почему вы пишите ему это? Если у кого-то есть подозрения по поводу растления малолетнего, он должен поднять трубку и позвонить куда следует. Вы не должны расписывать и планировать и вести ребенка к психиатру только потому, что больше никто не может сообщить об этом.»
DK: Вы сказали это Барри Ротману или вы только подумали об этом?
GH: Конечно нет. Тогда бы меня сразу же уволили, и я не смогла бы рассказать эту историю
DK: Это правда. Значит у вас постоянно были такие мысли в голове, вы постоянно думали о том, что что-то во всех этой ситуации идет не так?
GH:Это письмо стало для меня красным флагом, отмашкой. Что-то не так.
DK: Как будто сам Бог направил вас туда, чтобы вы стали свидетелем всего происходившего

GH: Абсолютно верно.
DK: А что насчет записанного разговора между Эваном Чандлером и кем-то еще? Кто говорил на той записи?
GH: Верно. Это был разговор между Эваном Чандлером и отчимом мальчика. Причина, по которой отчим сделал запись в том, что раньше он уже разговаривал с Эваном и тогда Эван угрожал причинить физический вред. Именно поэтому он(отчим) хотел записать разговор, если вдруг ему понадобиться использовать его позднее. Чандлер не знал что его записывают и фактически совершил признание. Он сказал, что не понимает, почему Майкл хотел отделаться от него. Он сказал, что если он доведет план до конца, то он выиграет много времени и затем он сказал «Я нанял кое-кого, кто жаден и ужасен и готов противостоять ему. Он ожидает моего звонка. Если я доведу план до конца, я уничтожу Майкла Джексона. Я собираюсь разрушить его и я выиграю битву» Так он и сказал.
Они передали запись. Пелликато обзавелся копией и передал ее в новостной отдел. Ее передали в эфире. Они буквально поставили ее в эфир. Почему люди не слушали, когда они услышали ту беседу? Он признавал, что он был готов кое-что совершить, что он придерживается определенного плана. Он ничего не сказал по поводу того, что его ребенок подвергся растлению. Просто сказал ,что собирается победить и уничтожить Майкла Джексона.

Далее тел. разговор с Чандлером, записанный 2 июля 1993 года.
«Не было никаких причин, чтобы он (Джексон) прекратил мне звонить…. Я нашел самого мерзкого сукиного сына, все, что он хочет - это вытащить все это на публику как можно быстрее и задействовать в этом как можно больше народу. Он ужасный, он жадный, он голоден до внимания. Все идет по плану, который придумал вовсе не я. Стоило мне только позвонить, как этот парень собрался уничтожить любого самым страшным и жестоким способом, каким только возможно. И я дал ему полную свободу в этом. Джексон настоящий дьявол, он еще хуже чем кажется, у меня есть доказательства. Если я в это ввязался, то я выиграю. Я не могу проиграть. Я получу все, что захочу и уничтожу его навеки…. С карьерой Майкла будет покончено» -Эван Чандлер

В том же разговоре, когда его спросили, как все это отразится на его сыне, Чандлер ответил « Это меня не волнует…. Будет настоящая бойня, если я не получу то, что захочу. Ты даже не можешь представить, насколько Джексон будет оскорблен… Он больше не продаст не одной записи.»

DK: На записи слышно, что существует какой-то определенный план. Он говорит не как отец, который хочет защитить своего сына. Больше похоже, что он хочет добраться до кого-то.
GH:
Верно
DK: Самое грустное, что все это заканчивается тем, что в какой-то степени он разрушил Майкла.
GH: Он причинил много вреда
DK: До сих пор я замечаю реакцию людей. Я не знаю, замечали ли вы, но до сих пор есть люди, которые верят во все это, в то, что Майкл виновен.
GH: Да, правда
DK: После моего исследования, когда я пропустила все это через себя, я поняла, насколько он был не похож на образ, навязанный СМИ.
GH: Как же они попытались превратить его во что-то зловещее. Самое грустное то, что все, что он говорил, было сущей правдой. Он говорил: “Скорее я отрежу себе кисти рук, чем причиню ребенку боль". Вся его жизнь была сосредоточена вокруг детей, а они взяли то, что он любил больше всего на свете, и обратили против него. А потом пришли туда, где он помогал детям, приехавшим со всего мира? Это все, что он сделал, а они использовали одного ребенка, который придумал одно единственное обвинение. Я говорила об этом в книге. "Как же мы забыли Майкла, который помогает людям, который помогает искалеченным детям, понимаете, детям, которые умирают в своих кроватках? Его менеджер даже не понимал, как он смог сделать так, чтобы дети, буквально находящиеся на смертном одре, приезжали на ранчо. А Майкл сказал: "это цель моей жизни. Для этого меня и создал Бог. Для того, чтобы я приносил счастье и радость.." Позвольте, это не сердце мерзавца, который может развращать. Разве может он даже подумать о чем-то таком? Как можно обвинять его в этом?
DK: Именно так. Поверите вы или нет, но меня выгнали с пары христианских форумов. Народ там очень осуждающий. Мое исследование и мои сообщения там очень отличались от того, что думают эти люди. Я должна была высказаться. Я написала там пару сообщений, рассказала немного о том, чем я занимаюсь и, верите или нет, мне пришло письмо, в котором мне сообщалось об исключении из сообщества. Они даже не сообщили мне, в чем я была неправа. Мне было довольно неприятно.
GH: Видите, вот такие люди и мучили его….Дух Фарисея все еще жив. Именно поэтому я смотрю на людей. Я - миссионер, и каждый в христианском сообществе, кто знает меня, знает, что я - миссионер и что я делал Божью работу в течение долгого времени. Но я приняла этот проект, как часть своей миссии. Я написала книгу, она очень духовная и в ней я много говорю об этом. Я говорю, что рука Бога на Майкле, на его жизни, на том, что он сделал. Именно поэтому, когда рука Бога на вас и вы попадаете в опасность, Бог не оставляет Вас там без свидетеля. Он не покидает Вас. Он дал Майклу Джексону свидетеля, и я засвидетельствовала, я имею ввиду, что когда я тогда сидела в офисе, я чувствовала, что меня защищают. Я знала, что творится что-то неладное еще задолго до того, как все началось. Что-то внутри меня говорило, что что-то не так.

Я только приступила к работе, там была еще одна женщина-начальник, а он (Барри Ротман) был очень жесток ко всем женщинам, даже к ней. Ей было необходимо выговорится, и так, от нее, я узнала много информации. Я стала задавать вопросы. Она была там, когда я печатала документ и увидела имя Майкла. Я увидела Майкл Джексон, и позже я спросила ее, это тот самый Майкл Джексон, и она сказала мне да, и я сказал, хорошо, мой следующий вопрос будет завтра. Так вот она стала источником моей информации.
DK: Вы стали миссионером, когда оставили законодательную деятельность?
.
Далее она рассказывает о своей миссионерской деятельности(прим.)

DK: Как к вам пришла такая замечательная идея написать книгу обо всем этом?
GH: Когда вначале меня посетила идея написать книгу, я захотел сообщить семье Джексонов. Я написала письмо и поехала искать их дом в Энсино. Я не могла найти адрес и в отчаянии воскликнула: «Боже, это же правое дело. Если ты хочешь, чтобы я сделала это, позволь мне передать письмо семье». Сразу же после того, как я произнесла эту короткую молитву, я проезжала по улице и увидела, как приближается черный Мерседес. В машине находилась женщина, очень похожая на маму Майкла. Уверенная в том, что это Кэтэрин Джексон и в том, что я обязана вручить ей письмо, я стала извиняться и сказала: «Я знаю, вы приняли меня за сумасшедшую, но прошу, прочтите это письмо. Я пишу книгу и просто хочу быть уверена, что семья не против». Я отдала ей письмо.

Теперь я не могла найти издателя. Идея написать книгу появилась в 1997 году, а книга не была опубликована аж в 2003, в тот же месяц, когда они готовили повторные обвинения против Майкла. Мы совершили выпад в один и тот же месяц. Они думали, что они будут первые и скажут «Мы снова сделали это», но в это же время появилась я и сказала «ха! Он не совершал этого в первый раз!» Я была единственная, кто противостоял им и их обвинениям в совращении несовершеннолетнего. Нас таких было 3 или 4-ро. Я знала, что приехала Мама, Джермейн Джексон и Фирпо Карр. Нас было всего трое и мы защищали Майкла перед СМИ. Они могли остановить кого угодно, но не меня. Они сказали Джермейну прекратить, они приказали Фирпо остановиться. Со мной даже не стали связываться.

Фактически, мое второе интервью случилось с репортером Си-Би-Эс или NBC и пока мы разговаривали перед тем, как начать писать наше интервью, она сказала мне, что она знала семью. Единственная причина, по которой выход моей книги был отсрочен заключалась в том, что я не могла получить разрешение на использование фотографии Майкла на обложке. Фото на обложке дал мне Энтони Пелликано, когда я связалась с ним во время первого суда чтобы рассказать все, что знала. Он был так благодарен. У него на стене висела замечательная фотография с автографом Майкла. Он снял ее и отдал мне. Когда я решила написать книгу и начала обдумывать, как оформить обложку, я вспомнила об этой фотографии и сказала : «этот человек дал мне обложку для книги», и я сказала, что не выпущу книгу без неё.

В течение 2-х лет я пыталась получить разрешение, но никто не отвечал. Поэтому, когда она сказала, что знает семью, я сказала: « вы расскажите им, единственное, что задерживает книгу-это то, что у меня нет разрешения использовать фото». Через два дня моему редактору позвонил Джо Джексон и сказал: « Скажите госпоже Хьюс, что у нее есть наше разрешение на использование этого фото». Затем он добавил: « и еще сообщите ей этот тел. номер. Пусть она позвонит».

Итак, я позвонила. Это был самый незабываемый день в моей жизни. Самый потрясающий день. Когда я позвонила, подошел Джо Джексон и сказал: «Погодите минуточку. Я переведу вас на громкую связь, чтобы моя жена Кэтэрин могла тоже вас слышать». И я сказала: « О Боже, я не готова». Затем я разговаривала с ними и спросила: «А кто дал разрешение?», а они ответили, что когда они узнали, что мне необходимо разрешение, они позвонили Майклу и сказали ему, что та леди, которая пишет книгу, ей необходимо разрешение использовать фотографию на обложке. Майкла сказал: «Конечно, дайте ей это разрешение». Позднее я поняла, что именно Майкл дал мне такое разрешение. Когда у меня появилась возможность сесть и поговорить с Кэтэрин и Джо, я спросила ее: «Миссис Джексон, помните ли вы, как я дала вам письмо и как я подбежала к вам?». Она сказала, что запомнила это. Она рассказала Майклу об этом, но в то время они ничем не могли мне помочь или посодействовать. Поэтому я и не получила никакого ответа. Я ждала этого, просто ждала того, чтобы они узнали. Но это произошло только тогда, когда я появилась с просьбой использовать фотографию.

Джо Джексон поддерживал меня больше всего. Каждый раз, когда он выходил в город, он брал мою книгу с собой. Мне стали звонить люди из Германии, Канады, Японии. Одна женщина собирается опубликовать книгу в Японии. С тех пор Джо поддерживает меня. Вся семья. Они даже созвали пресс конференцию, на которой объявили, что вся семья поддерживает меня и мою книгу.

DK: Ваша мама также стала важной частью книги. Как так получилось?
GH: Именно моя мама связалась с Энтони Пелликано и назначила мне встречу с ним. Она единственная была посвящена во все детали дела. Моя мама не отходила от телевизора и знала, кто были эти люди. Я была очень занята на работе и редко смотрела телевизор. А она знала с кем надо связаться. Она подбадривала меня и заставила продолжить книгу, когда я собиралась посвятить себя миссионерству. Она сказала мне: « Отдай ее мне и я закончу». Моя мама не работала над книгой, но когда она увидела, что я отложила ее в сторону, она изъявила желание сделать что угодно, но дописать книгу. Даже перешагнуть меня - автора. После того, как я потеряла маму, у меня появилось желание и смелость закончить книгу. Моя мама ушла в сентябре 2002 года, а к последней редакции книги я приступила в январе 2003-го. В марте я начала искать издателя, в июне я его нашла. Пресс релиз вышел в ноябре 2003-го. Сама книга вышла в январе 2004 года.
DK:Таким образом она переписывалась в тот момент, когда появились вторые обвинения… к ней был повышенный интерес?
GH: Да, когда появились вторые обвинения. Пресс релиз вышел в ноябре 2003-го, в тот самый месяц, когда они предъявили обвинения против Майкла Джексона. Это произошло практически одновременно. Все это ожидание и томление были просто волей Божьей, Бог выбрал время настолько замечательно, что книга вышла в тот же месяц. Они думали «Он опять сделал это!». Они не рассчитывали на то, что выйдет такая книга. Но в тоже время мы не представляли, что они готовятся придти за ним во второй раз. Поэтому если бы не повторные обвинения, интерес к книге не был бы таким высоким. Любая информация о Майкле, доступная на тот период, была очень ценна и заслуживала повсеместного внимания.
DK: Как СМИ отреагировали на ваши слова? Что позитивного и что негативного?
GH: я отчасти чувствовал, что они пытаются найти какой-то скрытый замысел, потому что я давала действительно хорошие интервью, которые действительно отвечали на вопросы, на которые у людей не было ответов. Когда интервью опубликовали, по настоящему важный материал был вырезан и получалось так : «это автор книги бла-бла, и Джеральдин Хьюс и она возражает по поводу..., да неважно». Они по-настоящему не обнародовали факты, которые я им предоставила. Только небольшие отрывки. Я сказала «как вы можете прятать правду «под ковер», когда кто-то действительно выступает и буквально описывает то, что случилось?» Это понятно. Новости, выставляющие его детским развратником имели огромные рейтинги. Они давали в эфир то, что приносило больше прибыли. Любая информация о нем, как о преступнике имела огромные рейтинги.
...
Часть 2

DK: Будучи журналистом, я являюсь частью СМИ, но я никогда не смогла бы согласится с некоторыми их заявлениями. Я никогда не соглашусь с тем, как СМИ берутся за историю и развивают ее, не опираясь ни на какие факты, а то и просто придумывают их сами. Именно это и произошло в данной ситуации. Им должно быть стыдно, ведь имелось там много первоисточников, а людям даже не дали услышать правду, которая могла изменить бы все в результате.
GH: Правильно. Я преклоняюсь перед фанатами Майкла. Когда поклонники узнали, или отчасти уже были в курсе, что я собираюсь выпустить книгу… 2 года ушло на поиски финансирования. Они знали, что книга должна выйти, и когда она наконец-то была выпущена, я ощутили невероятную поддержку и лояльность. Даже сейчас, после того как Майкл покинул нас, Фаны распространяют и поддерживают книгу по всему миру. У Майкла потрясающие Фаны и они выражают свою любовь через поступки. Они не только говорят «Мы тебя любим». Нет, нет. Они организованы, они согласованы и они на стороне Майкла. Они за все, что за Майкла. Я имею в виду, что у меня были проблемы с розничными распространителями книги. У нас был главный дистрибьютор, который распределял книги по розничным сетям. Один из магазинов - Barnes & Noble поклялся, что не выставит книгу. И когда Фаны узнали об этом, они стали писать на эл. почту, угрожали бойкотировать магазин. Книга появилась на полках. Я все еще получаю огромную поддержку. Они клянутся поддерживать все что угодно. Вторая, еще неизданная книга уже нашла своего издателя, и в скором времени будет опубликована. Они выражают свою безграничную поддержку. Они доверяют мне, потому что они знают, что у меня нет никакого другого мотива, кроме как просто рассказать правду. Выступать и говорить правду.
DK: «Майклгейт, Теория заговора» ("Michaelgate, The Conspiracy Theories"). Ваша следующая книга…. Теперь у вас есть издатель?
GH: Теперь у меня есть издатель, я дописываю заключительную главу. Она о теории заговора вокруг его смерти. Я уже дописываю ее и как только я закончу последнюю главу, они заинтересованы в ее публикации.
В течение того периода, когда я проходила через все это, фанаты Майкла, они разработали веб сайты. Единственное, что они мне позволили - это подписывать книги. А что-то другое… это все они… кто-то занимался моими поездками, кто-то оплачивал мои…это невероятнейший опыт, который у меня был в жизни. Я видела, насколько сильно они его любят - так, что готовы поддерживать любого, кто поддерживает Майкла
DK: Это прекрасно и вроде все еще имеет место быть.
GH: Абсолютно. Теперь даже еще больше.. О мой Бог. Теперь намного больше. Я получила столько любви. Эти люди тоже профессионалы своего дела. Адвокаты и доктора, которые являются его поклонниками. Эти люди любят его и выражают поддержку, они преданы ему. Они настолько же прекрасны, как и сам Майкл. Самые прекрасные люди, каких я только встречала! Это невероятно! Боже, как же это возможно?
DK: Это круто и мне нравится, что вы так говорите. Я думаю, что это правда. Я думаю, что в некоторых кругах существует неправильно представление о фанатах Майкла.
GH: Я же говорю – это доктора и адвокаты. Они приходят и спрашивают: « Что мне сделать, чтобы очистить его имя?» Издатели, агенты, о мой Бог. Много религиозных людей. Когда я закончила"Redemption"ко мне пришло множество пасторов, чтобы поддержать мои попытки. Пасторы, евангелисты. Та их часть, которых я побаиваюсь. Большинство из них являются Христианами , но многие из них на разных полюсах, как христиане и евангелисты. Теперь я могу сказать, что эти люди не могут быть неправы. Позвольте. Теперь мы можем проникнуть в суть дела, есть некоторые данные, с которыми мы работаем в данный момент. Мы все не можем быть неправы. В Христианской общине есть те, которые критикуют и осуждают его. Но я говорю о тех, с кем разговаривала я, а это пасторы церквей. Когда я занималась изданием книги, со мной связалась одна леди. Она сказала, что примерно за год до предъявления обвинений против Майкла, Бог наказал ее молиться за Майкла Джексона. Годом позже появились обвинения, и она подумала: «может молитвы не сработали?». Потом она узнала обо мне и о книге, и сказала «а молитвы действительно сработали!». У нее была целая церковь. Она искренне поддерживала меня. Ал Шарптон, Джесси Джексон (Al Sharpton, Jesse Jackson). Настоящий поток любви от людей, которые поддерживают его.
DK: Это замечательно. А как вам то интервью Джесси Джексона по время суда 2005-го года.
GH:Я позвонила Джесси и сказала ему: «Вам необходимо связаться с Майклом». В тот период он поздно являлся на заседания, приходил в пижамах. Было видно, что ему необходима поддержка. Я позвонила Джесси и он пообещал, что позвонит, если только сможет прорваться через адвокатов и добраться до Майкла. На следующий день я услышала, что Джесси был в прямом эфире, а я сказала «Отлично!».
DK:Я обожаю все его интервью, но Это действительно было замечательным. Он показал, кто такой Майкл Джексон на самом деле. Я знаю, что вы упоминали как-то, что делали интервью с Джо и Кэтэрин и вроде бы даже с Джермейном?
GH: У нас с Джо Джексоном состоялась пресс конференция, цель которой заключалась в том, что он хотел, чтобы все знали, что вся семья стоит за меня и поддерживает книгу. Затем у нас с Джермейном состоялось интервью с Дэном Абрэхмсом (Dan Abrahms) на шоу MSNBC. Это было невероятно. Находится рядом с Джермейном. Он хотел, чтобы лимузин сначала отвез домой меня. Таким образом, вначале мы поехали к моему дому. Естественно я не могла просто выйти из машины. Я должна была предложить ему зайти. Он зашел и поздоровался со всеми. Пока мы ехали, я рассказала ему, что я миссионер и работаю с детьми. Спустя 3-6 месяцев после того интервью мне рассказали, что от меня лимузин отправился к этим детям и Джермейн пошел к ним в дом, чтобы поговорить.
DK: Вам ведь рассказали, что Майкл прочел книгу и она ему понравилась?
GH: Да
DK: Должно быть это вас обрадовало.
GH: Конечно. Знаете, я мечтала, что настанет день, и я встречусь с ним.
DK: Была ли у вас когда-нибудь возможность встретиться с Майклом?
GH: Я никогда его не видела. Меня приглашали к Тито, к нему и его джазовому коллективу. Они играли у Б. Б. Кинга на Юниверсал студии. Меня пригласил издатель. Она хотела, чтобы я встретилась с тем, кого еще никогда не видела. Предполагаю, что они считали что там будет и Майкл. Я думаю, что они все это придумали, чтобы я наконец познакомилась с ним. Там была вся семья, кроме Майкла. Зато я познакомилась с остальными.
DK: И как это было?
GH: Очень мило.
DK: После того, как вы закончили книгу, вы отклонились на стуле и заплакали.
GH: На меня нахлынули эмоции. Я хотела, чтобы люди прочли мое описание настоящих событий. Но я сказала, что ради того, чтобы это была книга получилась по-настоящему стоящей, я должна провести небольшое исследование жизни Майкла и показать его таким, каким он был на самом деле.. Во время своего исследования я обнаружила много свидетельств его благотворительной деятельности и помощи детям. Об этом никогда не рассказывали, но ему это было не нужно. Он просто совершал хорошие деяния. Поэтому на меня обрушился поток эмоций «Они хотя бы представляли против кого они пошли?» Они хотя бы знали его, кем он по-настоящему был? Что он тот, кто посвятил свою жизнь помощи больным и умирающим детям? Я села и разрыдалась, потому что подумала « Это очень похоже на то, как нападали на Христа» Он пришел спасти человечество, а они замучили его. Мартин Лютер Кинг, он тоже пытался помочь людям, а они убили его. Не так много людей, которые выносили бы подобные нападения. Но Майкл был определенно тем, кто терпел эти нападки не из-за того, что сделал, а из-за того, что делал и пытался сделать. Он привносил в мир гармонию и любовь. «Да это духовное нападение! Вот Что это такое. Нападение прямо из ада»
DK: То, каким человеком он был, то, что он действительно делал очень разнится с тем образом, который приписывали ему СМИ. Бывает я работаю над текстом и меня внезапно ударяет, снова те слова, которые вы только что произнесли. А знали ли они его по-настоящему? Я сажусь и плачу, потому что это настолько эмоциональная вещь. Иногда я пытаюсь представить, что должен был чувствовать он.
GH: Если бы он действительно был плохим человеком, вам бы было все равно. Но когда вы видите жизнь Майкла и его образ, то понимаете, что он всегда защищал свой имидж. Всегда. Он не заводил детей, пока не женился, даже несмотря на то, что женитьба была только ради детей. Но он все равно защищал святость брака. Он не хотел иметь негативный имидж. Всю свою жизнь он защищал свой образ. Он никогда не совершил ничего, что могло бы разрушить его имидж. Если вы посмотрите на то, как он прожил свою жизнь, то увидите, что он прожил безупречную жизнь. Безупречную. Он ничего такого не совершал. Я даже не думаю, что у него могли возникнуть мотивы совершить жестокость. Он прожил безупречную жизнь и всегда защищал свой образ ради детей. Хватит, вы все еще думаете, что он совращал детей?
DK: Вы пытаетесь представить, как же это должно были слышать такие вещи о себе
GH:Я могу увидеть, как он не мог заснуть. Эта боль, которая так поразила его и то, как он пытался защитить своих детей от этого мусора.
DK: Даже все те вещи про отцовство и многое другое, что является ерундой и невообразимой ложью. Так хочется сказать всем СМИ «Прекратите!»
GH: Оставьте наконец его в покое. Он делают это каждый день, они занимались этим всю жизнь. Они постоянно суют свой нос! А так женщина, которая сделала тот репортаж… как много подтяжек сделала она? Хватит про него, давайте про вас? Это просто сумасшествие какое-то, то, как они превратили его в монстра. Они думали, что он ненормальный, а когда они встречали его, то понимали, что он замечательный человек.

«Говорят, что человека можно понять по его музыке. "Heal the World", "Man in the Mirror," Make That Change, It Doesn’t Matter if You’re Black or White, как насчет "Earth Song?". Вот такой на самом деле Майкл. Человек, который заботится не только о своих детях, но и обо всем человечестве»

«Бог наградил Майкла тем, чем были обделены его обвинители.» В моей книги есть глава об этом, она называется « Баран в кустах». Духовный человек поймет, что я имею ввиду. Хотя я пытаюсь показать правду, которая стояла за этими обвинениями, я рассказываю историю. Правда в том, что это была настоящая духовная атака, смысл которой заключался в том, чтобы изменить направление. Скрыть то, чем на самом деле занимался Майкл – стремился привнести мир, любовь и гармонию. На Фэйсбуке я видела видео, где показано, как люди во всем мире переживают и скорбят о Майкле. В таких, местах, о который я даже не слышала. Мою книгу заказывают в Гон Конге, Голландии, Германии. Я получаю заказы из Японии, ото всюду в мире,. Но в этом видео были показаны люди из Африки, Ирака. Они скорбят. И тогда я сказала «Боже, как же получилось, что один человек, которому случилось быть сыном Кэтэрин и Джо Джексонов, которого Ты дал этому миру, невообразимый дар, такой, что теперь весь мир скорбит о его утрате».
DK: Как же Вы правы. Вы думаете о то, на сколько же одарен он был, что сумел так повлиять на весь мир.
GH: Да, такие страны, о которых вы даже не слышали. Это потрясающе!
DK: По мне, так несмотря на мнение некоторых Христиан в моем окружении, которые критиковали и осуждали, доказательство в том, как он прожил свою жизнь и как он повлиял на людей. В этом есть что-то очень духовное.
GH: Я знаю, что его посещали некоторые действительно влиятельные евангелисты. Такие евангелисты не уйдут, пока вы не признаете Христа. Они приходят по одной причине и только по одной. Ваша душа. Вот так-то. Я слышала, что к нему приходило несколько очень влиятельных евангелистов. Я знаю, что я не приму ничью сторону. Моя цель-это ваша душа. Объединить вас и Бога. Пола Вайти Дэррил Стробери (Paula White и Darryl Strawberry) приехали на ранчо сразу же после появления вторых обвинений. И я знаю, что Пола не оставит никого без спасения.

По высказываниям Майкла я вам могу точно сказать, что он был христианином. О чем бы он ни говорил, он цитировал Священное писание. Бог говорит нам « не судите и судимы не будите». А потом те, кто ходят на воскресные службы и стоят за кафедрой, осуждают других. В Библии говорится, что вы судите людей по тому, какой плод они выбирают. Вот так вы осуждаете. По тому, какой плод они выбрали? Когда вы посмотрите на Майкла, то увидите, что у него намного больше плодов, чем у всех священников, евангелистов, пасторов вместе взятых. Ему не нужна была слава. Он был очень скромен. Каждый раз, когда Опра делает что-либо во имя благотворительности, она собирает вокруг себя камеры, все уже давно распланировано и задокументировано. А что касается Майкла ,о его благотворительных делах мы знаем только по рассказам людей из его охраны. В новостях этого не передавали. Об этом я и говорю. Когда вы начинаете изучать и натыкаетесь на такие факты, вы восклицаете « О, а он в книге Рекогдов Гиннеса как знаменитость, отдавшая самое большое количество денег на благотворительность». У него был мэнеджер, такой невысокий человек, его недавно показывали в новостях. Ну так вот, я встречалась с ним, и он рассказал мне такое: «Знаешь, я был у него на ранчо и я видел его кинотеатр. Кто-то объяснил мне почему он был построен именно такие образом. потому что некоторый дети, приезжающие сюда, прикованы к кровати или к коляске. Эти коляски и кровати надо перевозить. Тогда один парень спросил Майкла, как же он может все это делать. Он сказал « Мне сложно все это перенести. Как Вы делаете это снова и снова?»... Майкл посмотрел на него и сказал:« Для этого я и был создан».

Как-то, когда Майкл был маленький, он смотрел одно из тех шоу про голодающих и неимущих. Он тогда сказал своей маме «я должен заработать много денег и накормить этих детей» Он таким был с рождения.

Вы должны посмотреть на него, как на цельного человека, а не воспринимать его только по сообщениям из новостей… «о, да он развращает детей» и вы этому поверите? Вам надо взглянуть на всего человека, обратится к его детству. О чем он думал, когда был ребенком?

Всем так интересно, почему Майкл Джексон никогда не женился .пока не появились те глупые обвинения. Когда женился первый брат, Майкл злился на него и говорил «ты расстраиваешь наших поклонников». В своей книге я пишу, что Майкл не женился, потому что он уже был женат на своих поклонниках. Он разрешал своим Фанам обожать его и он обожал их. Они и были его невестой. Его фанаты. Люди который любили его.

Когда он вышел из зала суда, он забрался на машину. Они думали, что он сошел с ума. А он хотел сказать своим фанатам: « Спасибо». Он уделял им особое внимание. Спасибо вам за то, что вы делаете. Затем он всех пригласил на ранчо. Его всегда обожали. Фаны рассказывали мне, что он общался с ними. Он отвечал им. Говорят, что он был первой магазвездой, которая, буквально, была в постоянном контакте с фанатами. Об этом мне многие рассказывали. Девушка, которую я встретила в Лас Вегасе. Она показала мне свою фотографию с Майклом. На ней она просто разговаривает с ним.

Он никогда не стирал улыбку с лица. Он открыл свое сердце для них. Это просто разбивает мне сердце, как Майкл делал все это? «Я просто был создан для этого»-говорил он.
Позднее, когда я была на своей пресс конференции напротив поместья в Энсино, они не хотели, чтобы я оставалась там в окружении прессы. Они пригласили меня зайти. Тогда я познакомилась с Рэнди, впервые я встретила Миссис Джексон. Я познакомилась со всеми кузенами и все они хотели, чтобы я показала им книгу, не просто книгу , а с моим автографом. А я сказала, «Боже, как это неправильно»

Когда я первый раз увидела Джермейна, я отдала ему книгу со словами «Вам необходимо знать, как все обстояло на самом деле». В то время он был так зол на журналистов, что объявил им войну. Он сказал мне: «Ваши люди причинили боль моему брату», я ему ответила: «Вам необходимо знать, как все обстояло на самом деле». Я вручила ему книгу, а он так странно посмотрел на меня и сказал «Распишитесь для меня». Я подписала 3 или 4 книги и отдала им. Я сказала «Боже, если чуда еще не произошло, то вот оно. Джексоны просят меня подписать им книгу». Затем Мистер Джексон…. Получилось забавно. Он подумал, что это его просят подписать книгу. Вообщем, он начал делать то же, что и я - подписывать книги. Кто-то получил книгу с его автографом и такой: «Мне нужен ВАШ автограф». Я не поверила своим глазам. Он дал кому-то книгу, а они захотели получить МОЙ автограф.

Это просто невероятно. Мне было так горестно из-за всего произошедшего, «Боже, зачем же Ты взял самого стеснительного человека в мире и посадил его на место, где он оказался единственно возможным свидетелем. И теперь единственная вещь, которая мешает миру узнать правду о том, что действительно произошло – это моя невероянтая стеснительность. Мне надо покинуть мой тихий и комфортный мир, где я никто и никто меня не замечает». Теперь я рассказываю все это тебе. Я очень старалась. В 2000 году книга уже была написана. К 2000-му году я ее закончила, тогда же меня пригласили на полнодневную работу миссионером. Я прямо подпрыгнула от такой возможности и воскликнула: «О нет, мне надо работать на Бога! Теперь я буду взывать к Богу!»

Это была самая сумасшедшая вещь, которую вы ожидаете услышать. Я откликнулась и пошла работать миссионером с проститутками. Теперь я была в проекте, нам надо было его продвигать. Я ходила с проститутками и наркодиллерами, и я ходила с библией в руках, в то время, как и них в руках были пушки. Я пыталась рассказать им о Боге. У меня получалось. Я всегда поражалась тому, как я буду рассказывать им о Христе. Но они останавливались и слушали, затем я спрашивала их: «Может помолимся?». Днем ко мне присоединялись проститутки. Их было 8 или 9. Они делали то, что им говорил сутенер. Он говорил «у нас нету времени», ни у кого не было времени. Но в тот день не было никакого негатива. В тот день никто не уходил, их собралось очень много. Чтобы я ни рассказывала, я захватила их внимание и их лидер сказал «да, это то что нам необходимо». Они все взялись за руки, встали в круг, и каждый произнес молитву. Мне так хорошо стало на душе, что я произнесла: «Боже мой, я и представить себе не могла, что такое может произойти». Я никогда не забуду, как потом Бог сказал мне: «есть кое что еще». Как только я это услышала, в моем сердце появился Майкл Джексон. Как будто Бог сказал мне «ты еще не закончила. Для тебя есть задание. Да, ты совершаешь хорошие дела, но есть еще одно незавершенное дело». Это произошло в начале 2003 года. Я никогда не забуду, как Бог это мне сказал.

В январе или феврале 2003 я снова услышала Бога. Вот что он сказал мне на этот раз: « ищи издателя и не останавливайся, пока не найдешь». Знаете, я редко слышу этот голос, и к тому же не часто мне отдают такие команды. Я точно знаю, что это Бог и что я должна исполнить его волю, иначе как бы спала по ночам. Поэтому я ответила ему: « я попробую еще. Я буду стучаться в двери к издателям, пока не получится». Через 3 месяца я нашла издателя. Затем последовало еще 3 месяца редактуры. Мы закончили к сентябрю.

На самом деле я не особо искала издателя, потому что маленький жадный демон внутри меня говорил: «ты можешь издать ее сама. Так ты заработаешь больше денег». На что я говорила себе «Да, может попробовать самой. Так я больше заработаю». А в то время я присматривала за племянниками. Они самые зависимые от денег дети, которых я только встречала. Я никогда не забуду, как самый жадный до денег племянник подошел ко мне и спросил «Тетя, как там твоя книга? Ты нашла издателя?». Я ответила ему «Я подумываю, чтобы издать ее самой. Так я заработаю больше денег». И знаете, что он сказал. Он сказал: «Значит все это ради денег, а не ради правды?». И это самый алчный из племянников. А я такая «Погодите. Это не мой племянник!». Бог направит вас один раз, потом вернется и сделает это еще раз, но уже по-другому. Вы всегда узнаете, когда Он говорит. И я знала это, потому что мои племянники такого бы не сказали. Именно этот случай заставил меня вернуться к поискам издателя. Я сказала себе, что я писала книгу не из-за денег, а ради правды. Я пошла и подписала контракт. Представьте, если бы тогда я не пошла и не заключила договор, книга бы не вышла в ноябре, в самое критическое время. Я не знала, что они собираются опять напасть на Майкла. Именно в тот месяц они предъявили свои обвинения. Затем начался суд.

Помните, я говорила вам, что услышала голос, который сказал мне «иди и найди издателя». Это произошло в феврале 2002-го. Именно в феврале они начали готовить свои обвинения. Я не могла поверить! Я просмотрела всю череду событий «О мой Бог!». Он вел меня. Он знал, а я не знала. Он знал, что они придут за Майклом. Именно в феврале инспектор Снедон (Sneddon) встретился с мамой и выяснил, что дети не спали с Майклом в его комнате. Затем они вернулись на ранчо. В третий раз они вернулись туда, чтобы сказать « Мы хотим ночевать с тобой в твоей кровати». Это было спланировано и просчитано. Это произошло в феврале. Инспектор разговаривал с ними и они сказали, что на то время они не спали в комнате Майкла. Поэтому они вернулись опять. Это произошло в их третий визит.
DK: Снедон поговорил с Джанет Арвизо и затем дети начали спать в его комнате?
GH: Весь заговор, все теории заговоров в моей второй книге. А случилось вот что. После того, как вышел тот док. фильм, дело начал вести инспектор Снедон. Он всегда был на стороне Майкла. Инспектор пошел и лично поговорил с Джанет Арвизо. Они разговаривали в машине на стоянке, поэтому не было никаких законных оснований приложить этот разговор к расследованию. Вы как бы становитесь свидетелем, но будучи участником судебного расследования, вы не можете свидетельствовать. С этой точки зрения, когда он пошел поговорить с Джанет, он превратился в свидетеля. Многие посчитали этот шаг неподобающим и подозревали его в причастности к делу уже с самого начала. Учитывая то, что этот разговор состоялся в самом начале, уже к тому времени они несколько раз побывали на ранчо. Много раз они были там и в отсутствие Майкла.

Он(Снедон) обнаружил, что они не спали с ним (Майклом) в одной комнате. Поэтому они вернулись туда в третий раз только для того, чтобы их будущие обвинения не выглядели голословными. Их целью являлось переночевать с Майклом в одной комнате. Они умоляли его «Майкл, мы хотим спать с тобой в комнате, в твоей кровати. Мы так этого хотим».

Галвин Арвизо заявлял в фильме Мартина Башира, что на самом деле он не спал с Майклом в одной постели. Он сказал, что Майкл Джексон спал на полу рядом с телохранителем. Том Снедон в частном порядке встретился с Джанет Арвизо на парковке, и после этой встречи она изменила обвинения: вместо обвинений в использовании и эксплуатации ее детей она обвинила его в совращении.

Майкл был очень осторожен. Он очень осмотрительно пускал детей в свою комнату. С 1993 года ни один ребенок не ночевал в его комнате. Всем казалось, что что-то там происходило. Ничего подобного. Он нанял специального служащего, единственная обязанность которого была присматривать за детьми, когда они находились в доме. И когда они приходили и просили остаться на ночь в его комнате, Майкл говорил им: «Хорошо, спите в моей кровати, но я буду спать на полу». Он и этот специальный служащий ложились спать на полу, а дети на кровати. Эти дети никогда не спали с Майклом, а когда у них появилась возможность переночевать в его комнате, Майкл с служащим устроились на полу. У Майкла был свидетель. И знаете, что тогда сделал обвинитель. Помните, 3 и 4 человека пожелали оставаться неназванными. Короче говоря обвинитель начал угрожать. «Если вы придете и будете свидетелями- я обвиню и вас». Вот как все было. Они не хотели быть узнанными, не хотели попасть под внимание прессы. Они не могли ничего сказать, потому что тогда они стали бы потенциальными обвиняемыми. Но он был одним из лучших свидетелей, который был у Майкла.
DK: Это тот человек, которого Майкл нанял, как смотрящего?
GH:Да. Вот почему вторая моя книга так важна. В ней будем много дополнительных материалов.
DK: Я чувствую так, будто я потеряла кого-то очень близкого. Чем больше я узнаю о нем, чем больше провожу исследований, тем больше мне кажется, что я его знаю
А может быль это дети настаивали на том, чтобы ночевать вместе и относились к Майклу, как к своему, не обращая внимание на возраст. Друг моего мужа был вожатым. Как-то мой муж поехал вместе со своим другом. Вожатые спали в той же комнате, что и дети и все на это смотрели нормально. Детям необходимо находится в обществе взрослых, чтобы чувствовать себя спокойно в незнакомом месте. А люди автоматически переводя фразу «спать в постели» в секс. Не думаю, что Майкл мог так это трактовать.
GH: Конечно нет. Да и мы ничего такого не имеем в виду. Как я уже говорила, мои подопечный дети приходят ко мне на выходные. Для нас спать в одной постели является обычным делом. Единственное, что объединяет меня с Майклом - я тоже очень осторожна, когда у меня в гостях мальчики. Я не играю с мальчиками. Ну понимаете, мальчики не заходят ко мне в комнату, они не лежат у меня на кровати. Ни один из мальчиков не скажет, что он спал у меня в кровати. В этом отношении я очень осторожна. А девочки заходят ко мне. Но мы же все женского пола. Я могу понять его, когда он говорит, что самое близкое, что объединяет людей - это если человек делит с вами одну постель. Вы сидите на чье-нибудь кровати, едите поп корн, смотрите кино. Если у ребенка есть какая-то проблема, то вы рядом с ним и готовы выслушать. Я имею в виду, что я больше общаюсь со своими детьми, когда мы вот так видим и смотрим телевизор. Им хорошо, они расслаблены. Вы даете им возможность быть самими собой и вы пытаетесь стать одним из них, чтобы они могли довериться вам. У меня как-то была девочка, одна из самых замечательных девочек на свете, ну так вот, они считала себя мальчиком. Как-то мы вот так вот сидели с ней, и я поняла, почему же она так думала. Я смогла разубедить ее и она осталась самой милой девчушкой. Это произошло только потому, что мы вот так вот вместе сидели, смеялись, играли и просто веселились. Они видят во мне свою сверстницу и подругу. Действительно, я не взрослый, который прячется за маской, я - советник.
DK:Иногда вам необходимо спуститься на их уровень.
GH:Именно, чтобы понять их.
DK: Потрясающая аналогия. Может быль если люди услышат вас, они наконец-то поймут. Я всегда думала об этом, а Майкл достиг этого. Он всегда помогал детям, слушал их, разговаривал с ними, играл с ними, а они перевернули все это в нечто отвратительное, чего просто не могло произойти.
GH: Это тоже есть в моей книге. Я пыталась показать людям, что в этом не было ничего неестественного или ненормального. Что ненормально, так это автоматически причислять его к развратникам, не имея никаких оснований. Ничего, кроме того, что он ночевал вместе с детьми. А как много раз вы ночевали с детьми? Скажите ка?


Перевод Hella
оригинал здесь http://www.reflectionsonthedance.com/In ... ughes.html
взято отсюда http://forum.mjj.ru/index.php?showtopic=401&st=0
Изображение

Показать ссылки поста



За это сообщение автора TMJ поблагодарили (всего 2):
mjmay (21 апр 2012, 22:28) • Trueamore (21 апр 2012, 11:37)
Рейтинг: 18.18%
 
Аватара пользователя
offline

TMJ
Прогресс до нового звания:
26.8%
Автор темы
Благодарил (а): 284 раз.
Поблагодарили: 1199 раз.

Facebook

Вернуться в ОБВИНЕНИЯ 1993 ГОДА / 1993 ACCUSATIONS

cron